Изъятие техники у бизнеса по уголовному делу

Изъятие техники у бизнеса по уголовному делу

Изъятие техники у бизнеса по уголовному делу

Изъятие техники у бизнеса по уголовному делу

8 января 2019 года вступили в силу поправки в Уголовный и Уголовно-процессуального кодексы РФ. Одним из ключевых аспектов этих поправок стал запрет на необоснованное применение процессуальных мер, которые могут привести к приостановлению законной предпринимательской деятельности. Это прежде всего относится к изъятию электронных носителей информации — компьютеров, мобильных телефонов, серверов, кассового оборудования и др.

Почему принятие поправок было необходимо?

Как писал ранее Центр цифровых прав, до принятия поправок изъятие информационных носителей применялось достаточно часто и производилось как по обоснованным подозрениям, так и в рамках проработки версии преступления, которая в будущем не подтверждалась. Для изъятия электронных носителей информации у организаций при обыске/выемке достаточно было постановления следователя, а привлечение специалиста не было обязательным. В результате зачастую наблюдались значительные злоупотребления, вызванные как необоснованными обвинениями со стороны конкурентов, так и желанием следствия раскрыть преступления, основываясь лишь на технической составляющей.

Например, в деле учителя математики Дмитрия Богатова (“узника Tor-а”), которого обвиняли в призывах к массовым беспорядкам и призывах к террористической деятельности, при обыске у него дома были изъяты ноутбуки, мобильный телефон, фотоаппарат и флэшки. В принципе все обвинение строилось лишь на том, что Богатов открыл выходной узел сети Tor у себя дома, который технически был задействован при публикации “опасных” сообщений. Предполагалось, что изъятая техника должна была играть ключевую роль для подтверждения версии следствия в суде. Однако в ходе экспертиз, проведение которых заняло около 8 месяцев, никаких противоправных материалов и доказательств против Богатова так и не было обнаружено, и он был освобождён из-под стражи. Хотя этот пример и не касается предпринимательской деятельности, он наглядно иллюстрирует, по какому сценарию может проходить расследование в ходе которого изымают электронные носители.

Расследование может пойти и по более мягкому сценарию - без арестов. Но изъятие носителей информации, используемых в предпринимательской деятельности, может полностью остановить работу предприятия. Например, в сентябре прошлого года жертвой изъятия техники и информационных носителей стала компания «BBFpro».

По требованию Генеральной прокуратуры по всей России сотрудники ОБЭП вместе с местными прокуратурами массово изымали криптоматы (терминалы, позволяющие приобрести криптовалюту Bitcoin). При этом никакого запрета на приобретение криптовалют в законодательстве как не было предусмотрено, так и не предполагается. А «BBFpro», как и большинство компаний - владельцев криптоматов, соблюдали все процедуры, установленные законом для легального ведения предпринимательской деятельности.

"Как мы уже неоднократно наблюдали, предприниматели абсолютно не защищены от внезапных проверок всевозможных регуляторов и надзорных органов, а также хаотичных действий по изъятию техники. Достаточно любого запроса из Москвы, и сотрудники Отдела экономической безопасности МВД на местах моментально в полной боевой готовности являются к владельцу бизнеса и изымают у него всю технику без каких-либо объяснений на многие месяцы, якобы для проведения проверки. При этом, никаких копий протоколов, постановлений и объяснений собственнику не предоставляются. Зачастую, такие действия инициируются по наводке нечистоплотных конкурентов, которые подобным способом желают выбить соперников, работающих на том же рынке. Это абсолютно удручающая ситуация, в результате которой парализуется работа многих российских предприятий. При этом отсутствуют хоть какие-либо правовые гарантии для предпринимателей, защищающие их от подобного рода активности силовиков. Внесение изменений в действующее уголовно-правовое законодательство уже давно назрело. И я надеюсь, что это хоть немного поможет защитить российский бизнес от явно необоснованных проверок и локальных злоупотреблений,” - комментирует ситуацию партнер Центра цифровых прав, адвокат Саркис Дарбинян.

Сфера действия поправок

Полный перечень преступлений, на которые распространяются специальные правила изъятия информационных носителей, содержится в ст. 81.1 УПК РФ. В основном, это преступления против собственности (гл. 21 УК РФ) и преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ), в частности:

●Мошенничество;

●Присвоение или растрата;

●Незаконное предпринимательство;

●Незаконная банковская деятельность;

●Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации;

●Незаконное образование юридического лица;

●Легализация (отмывание);

●Незаконное получение кредита и злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности;

●Ограничение конкуренции;

●Незаконное использование средств индивидуализации;

●Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг

●Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств;

●Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица;

●Неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство;

●Уклонение от уплаты налогов, сборов.

Содержание поправок

С 2019 года изъятие электронных носителей информации по вышеперечисленным делам в сфере предпринимательской деятельности стало возможным лишь в исключительных случаях, прямо предусмотренных законом, а именно если:

●вынесено постановление о назначении судебной экспертизы в отношении электронных носителей информации;

●изъятие производится на основании судебного решения;

●владелец носителя не обладает полномочиями на хранение и использование информации, содержащейся на электронном носителе;

●на электронных носителях содержится информация, которая может использоваться для совершения новых преступлений;

●копирование информации, содержащейся на электронном носителе, по заявлению специалиста, может привести к ее утрате.

Процедура изъятия электронного носителя информации

Процедура изъятия информационных носителей также претерпела значительные изменения. Теперь у владельцев электронных носителей появился ряд дополнительных гарантий:

●обязательное участие специалиста в следственных действиях, в ходе которых изымаются электродные носители;

●у владельца изымаемых электронных носителей есть право копирования информации, содержащейся на изымаемых носителях, при участии понятых.

Но это право не распространяется на случаи, когда копирование информации может привести к ее утрате, владелец носителя не обладает полномочиями на хранение такой информации или же эта информация может использоваться для совершения новых преступлений.

Кроме того, стоит помнить и общих требованиях к процедурам обыска/выемки, которые должны соблюдаться при изъятии электронных носителей:

●на изъятие носители информации при расследования преступлений уполномочены следующие органы: ФСБ, МВД;

●при обыске/выемке должны присутствовать понятые, ведется протокол;

●обыск/выемка в помещения организации по общему правилу возможно только на основании постановления следователя, которое предъявлено до начала их осуществления. Однако есть случаи, когда основанием для этого может быть только судебное решение:

- выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну,

- выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях,

- выемка вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард,

- проведение обыска/выемки в жилище гражданина;

возможность возврата изъятых носителей, если они не признаны вещественными доказательствами в установленный срок (от 10 до 30 суток + срок проведения судебной экспертизы, если принято решение о ее назначении + 5 --- --дневный срок для фактического возврата носителя после вынесения постановления о возврате);

●отсутствие каких-либо дополнительных обязанностей информационного характера у владельца электронных носителей (например, предоставление паролей доступа или ключей для расшифровки).

Процедура копирования информации

При этом следует учитывать, что следователь вправе осуществить копирование информации, содержащейся на носителе, даже когда изъятие электронных носителей не предусмотрено законом. При этом необходимо, чтобы в протоколе фиксировались следующие аспекты:

●технические средства, примененные при осуществлении копирования информации;

●порядок применения таких технических средств;

●электронные носители информации, к которым эти средства были применены;

●полученные результаты.

Сами электронные носители, содержащие информацию, скопированную с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия, прилагаются к протоколу.

Заключение

Таким образом, с 8 января 2019 г. при расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности установлен запрет на необоснованное применение мер, способных привести к блокированию деятельности бизнеса. Теперь, по закону, изъятие электронных носителей при обыске или выемке будет возможным лишь в исключительных случаях и при определённых условиях. В целом, новые правила устраняют изъяны предыдущей редакции закона и нацелены на то, чтобы позволить предпринимателям продолжать заниматься предпринимательской деятельностью при проведении следственных действий.



Позвоните нам
или оставьте нам заявку